Unusual world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Unusual world » Фан - Фики про Анимэ » Я схожу с ума (ДТ)


Я схожу с ума (ДТ)

Сообщений 1 страница 20 из 166

1

Автор: Seiline
Название: Я схожу с ума...
Рейтинг:PG-14
Дискламмер: отказ от прав на героев ...
Фендом: Дети Тьмы
Жанр: размышления..
Пейринг: Тсузуки/Хисоко и Татсуми/Хисоко
От автора: повествование от Хисоки.

Я схожу с ума. Каждый день видеть его ясные красивые глаза и бояться подойти ближе.… Нет определенно, нужно выпить еще лекарства. Может, помогут.
Встаю, бездумно одергиваю сбившуюся водолазку и иду на кухню. Сколько мы уже живем в этом доме? Наверное, чуть больше недели. Голова болит не переставая, народу слишком много. Ватари бегает вокруг шефа, угощая его сладкими пирожками. Татсуми, подправляя очки тонкими холодными пальцами, в очередной раз отчитывает Тсузуки. Вроде бы взрослый, а ведет себя как мальчик. Он кивает, делает мордочку щеночка, и Татсуми снова доверяет ему деньги. В прочем, я думаю, что он это делает специально. Знает, что отучить этого сладкоежку от тортиков не возможно, а после Мураки, Тсузуки неделю ходил как вареная картофелина.
Качаю головой, и рука сама тянется к аптечке. Я маленький ростом, и Тсузуки всегда приходит на помощь.
- Опять болит? – сочувственно говорит он, протягивая очередную упаковку обезболивающего. Я молча киваю, а от его мыслей становится еще хуже. Ноги подкашиваются… Тсузуки, вот единственные добрый человек на моем жизненном пути, поддерживает меня и сажает на стул. Голова падает на сложенные руки. Думать не о чем не хочется. Плевать.
- Тсузуки, налей воды, - мой голос хриплый от бои, и я морщусь. Я люблю, когда мне сочувствуют. Это больно. Это как холодная застывшая каша, скользкая и неприятная, это как ледяные стеклышки, впивающиеся в кожу. Я не люблю это чувство.
Красивый… Он достает высокий стакан и наливает воды. Чуть теплой. И мне это нравится. Я пью, не забывая заглатывать таблетки. Кошмар… Я так устал. И засыпаю на обеденном столе.

Утро. Еще один бессмысленный день. Какой-то идиот решил вызвать духа, и пришлось забрать его. Его душу. Ненавижу свою работу.
И почему Графу именно в тот день вздумалось провести этот злосчастный эксперимент? Если бы не это, за окном бы цвели вечные сакуры, а не сидели мы в этот проклятом доме. Неужели мне придется еще один день провести здесь? Нет!!! Не хочу!! Не буду!!!
Ужин проходит на удивление тихо. Тсузуки доел свою порцию сладкого, а потом съел и мою. Я не хочу и не люблю сладкого. Не привык. Родители не давали…
За окном вечером пошел дождь. Свет отключили, так что пришлось залезть на подоконник и при свете молнии наблюдать за небесным представлением. Холодно. Пальцы рук замерзли, но я даже не поменял положения. Нет, буду сидеть здесь. Наказываю за то, что не могу просто подойти и сказать… Сказать, что он мне нравится. Но как только я представляю его глаза, его мягкую улыбку, начинают дрожать колени и я убегаю. Убегаю, на последок крикнув: идиот!!! Я не его обзываю, а себя. Я идиот!!! Почему мне так страшно?...
Мысли путаются, а молния выхватывает страшные картины – за окном проливной дождь. Холодный, с кусочками льда и вездесущим ветром, дождь. Дверь хлопает и кто-то счастливо визжит… Уши заложило, от очередной вспышки молнии и грома.
- Хисока!! Иди сюда!!
- Да…
Легко спрыгиваю с высокого подоконника и выхожу в общую гостиную. Тсузуки хлопает в ладоши танцующей Вакаба. Она быстро перебирает ноги в зажигательном танце с духом Испании. В ее раках бубенчик. И молния удачно фотографирует ее на фоне огромного окна. Даже Татсуми улыбается.
- Молодчина!!! – кричат шинигами. И я тоже кричу с остальными. Она и вправду хорошо танцует. И бубенчик в ловких руках выстукивает правильную мелодию дикого танца. Дикий, страстный, зажигательный…
Это безумно красиво, особенно на фоне стихийного ливня. Потом Ватари приглашает на танец Татсуми, и тот соглашается. Снимает пиджак, аккуратно вешает его на спинку стула и, подхватив счастливого алхимика за талию, бешено кружится. Длинные светлые волосы Ватари развеваются, а он весело смеется… Тсузуки хлопает им и свистит. Его глаза сверкают. Волна всеобщего восторга буквально вдавливает меня в диван. Голова перестала болеть, но зато ее так сдавило со сторон, что мне трудно дышать. Тсузуки подвигает ближе и обнимает меня. Он что-то говорит мне, но из-за грома и звона бубенчика я ничего не слышу. Лишь бы он не оттолкнул меня, лишь бы не ушел сейчас. Я облокачиваюсь на его грудь и закрываю глаза. Вовремя, потому что брызнули слезы. Нельзя так долго находить в середине города и сносить все ее суетность… От боли я открываюсь, и эмоции Тсузуки накрывают меня с головой. Он счастлив, ему радостно. Ему тоже хочется потанцевать… Его мысли стали моими, и я медленно встаю с дивана и за руку тяну его за руку. Он сначала непонимающе глядит на меня, а потом кричит что-то, и прижимает к себе. Хорошо, что сейчас темно и он не видит моих слез. Мы танцуем, он переговаривается с остальными, а я вижу только его красивые глаза… Мураки не зря сходил по нему с ума. Я тоже схожу… Он безумно красивый. И добрый. А мне этого так не хватает.
Мы танцуем так долго, насколько хватает сил моего напарника. Он смеется, приглаживает мои волосы, но его идеи для меня не секрет, я чувствую как его тянет к Татсуми. А я схожу с ума, потому что знаю это. А всегда знал, как только увидел Тсузуки. Его любовь не существует отдельно. А Татсуми ничего не знает, он… холодный и бесчувственный. Мне так кажется. Он улыбается только когда уверен, что его улыбку не заметят. И только Тсузуки видел его улыбающимся, когда они работали вместе. Говорит, что они были близки…
От этих мыслей пылают кончики ушей. Я еще раз благодарю все богов на свете, что все погружено в темноту. Лишь бешенный стук босых ног о деревянный пол, звон бубенчика и небесный гром терзают мои уши. И блестят в ярких вспышках очки Татсуми. Стекло такое же холодное, как и он сам.
Ночь. Она ассоциируется у меня с каменным полом, высоким узким окном под потолком и бесконечным страхом. Не моим. Моих родителей. Они боялись меня, считали чудовищем. Я не был для них сыном.
Одному на простыне не спится. Выхожу на крыльцо. Пальцы опять мерзнут, а потом всего меня начинает колотить, как шлюпку на море при шторме. Ненавижу такую погоду!!!
Одно лишь утешение: при таком громе эмоции людей в городе абсолютно не читаемы. А то меня бы еще и не так трясло от ненависти к своему дару.
Мураки… Платиновый красавец с выходками маньяка. Он убил меня, он заставил меня прожить три года в сплошной боли. Я его ненавижу!!!
- Я убью тебя!!! – кричу я. Горло надрывается, наверное завтра утром не смогу говорить. Но перекричать гром мне все же удается. Интересно, у нас потоп? Льет уже часа четыре, не прекращаясь… Ну вот, мысли вновь скачут, как сумасшедшие козлики.
Кто-то выходит ко мне. Садится рядом. И становится так тепло: чужие руки обнимают и прижимают к себе.
- Хисока, простудишься, если так долго будешь сидеть на ветру в одной пижаме, - кто-то шепчет мне это на самое ухо. Я узнаю этот голос, его я бы узнал из тысячи. Это мой милый Тсузуки. Его эмоции, как легкое облако блаженства окутывает меня. Он хочет спать. И в его объятиях я засыпаю. Из последних сил обнимаю его шею и шепчу знакомое мне слово:
- Идиот.
Он смеется, поднимает меня и уносит в дом. Кладет на постель, закутывает в одеяло и хочет уйти, но я держу его за руку.
- Хорошо, я лягу с тобой.
Он никогда не задает вопросов. Просто делает то, что считает нужным. И обнимает меня нежно со спины, как мягкую игрушку. Его теплое дыхание щекочет мне затылок, и я улыбаюсь. Улыбаюсь, потому что с ним мне легко… Хотя лучше бы он спросил, почему я так себя веду. Тогда бы я честно ответил, что так надо, потому что он мне нравится. И я хочу быть с ним… Но даже его близость причиняет мне боль.

Спокойное созерцание белоснежной наволочки. Опять я проснулся раньше солнца за окном. Тсузуки все еще спит, и я поворачиваюсь, что бы посмотреть ему в лицо. Черные ресницы, такие пушистые на ощупь. Мягкие губы, нежная кожа. Мне он нравится. Но я боюсь сказать ему самые важные слова. Боюсь, что он покачает головой и скажет:
- Милый Хисока-сан, я люблю Татсуми. Прости, но ты мне лишь друг…
Я очень боюсь этих слов. И каждую ночь мне они снятся. И я молчу. И повторяю вечное слово: идиот. Я всегда боялся и до сих пор боюсь своих чувств. Боюсь, потому знаю, какую боль они могут причинить. Я никогда не смеялся. Не умею. И никогда не пробовал. Я никогда не рыдал. Мне кажется, что лишь потому что я боюсь испытать нечто похожее с тем чувством, когда рядом со мной плакала девочка восьми лет. Она упала с велосипеда и плакала. А я закричал. Мне было больно… Я кричал до тех пор, пока меня не увели родители под руку. Меня трясло. Так впервые был раскрыт мой дар. И они испугались, когда поняли, что я могу читать души людей так же легко, как они читают книгу. Но лишь одно различие мешает мне – когда я читаю человека я испытываю вместе с ним все, только раза в два сильнее. Страх мои родителей едва не свел меня с ума. Ненависть города убьет меня раньше… Если бы я все еще жил. Меня приняли с радушием в команде шинигами, но я до сих пор чувствую себя лишним. Они уже давно знают друг друга. А я новенький. Мне тяжело знакомится и сближаться с человеком. Потому что я чувствую его. И мне больно знать, что он сочувствует мне, что у него болит зуб, что чай невкусный. Мне тяжела любая близость. И мне страшно подумать, что будет со мной, если я полюблю кого-то. И если он не ответит мне…

Потом еще напишу...

0

2

Кавай...
Seiline, это твое лучшее произведение (на мой взгляд, конечно). Ну, точнее, одно из лучших. Вай, как сильно описано, я просто падаю в обморок от восторга... упала...
Очень жду продолжения, и надеюсь, ты нас не оставишь..

0

3

Я наконец-то освободилась и смогла прочитать!
Обожаю Хисоку и уже обожаю этот рассказ. Жду с нетерпением продолжения, мну жутко понравилось.  А особенно если там будет Хисока и Татсуми, так это будет слаще тортика для меня!!!

тока одно дополнение в пэйринге, первый партнер активный, а второй пассив, у тебя получается, что Хисока всех отымеет!!!

0

4

Да? Это так важно? не знала.. Сейчас поменяю..

0

5

Кстати, по секрету говоря, - шепчу на ушко, - от достоверных источников узнала, что Seiline задумала ТАКОЕ... короче, слов нет, остались только слюни... в общем, ждем проду..

0

6

я тоже очень, очень жду!!!

0

7

А вот и ваше продолжение.... Писала, старалась.
Crying Angel, как тебе не стыдно!! Я ж тебе по секрету сказала!!!


Татсуми вскочил в мою комнату, как безумный ураган, сдергивая меня с кровати. Тсузуки не понимающе смотрит на него и зевает.
- Татсуми, что случилось? – договорить он не успевает, и огромный кусок штукатурки падает рядом с ним. Прямо на то место, где лежал я.
- Татсу? – протягивает испуганный шинигами. Асато цепляется пальцами за покрывало. Меня бьет крупная дрожь. Ведь если бы не наш начальник, я бы погиб. Даже будь у меня трижды бессмертное тело. Такая глыба просто размазала бы меня по постели.
- Успел, - облегченно вздыхает наш начальник, вытирая тыльной стороной ладони лоб. Одной рукой он все еще продолжает поддерживать меня под грудь, и мне волей не волей приходится стоять рядом с ним лишь в длинной пижамной рубашке, которая достает мне до середины бедра.
- Хисока, -делая ударение на первый слог протягивает Асато, оглядывая меня. Я чувствую, как щеки начинают гореть. – Тебе так идет пижама…
- Так, хватит нежиться. Через час я жду вас у городского фонтана. У нас новое задание, - фыркнул Татсуми, разворачивая меня к себе. – Ты не слишком испугался? Если бы Граф не вовремя бы спохватился, мы бы могли потерять ценного сотрудника.
  - Нет. Все в порядке, - отвечаю я, но слышу как дрожит голос. Ну почему я так сильно переживаю испуг Тсузуки? Неужели мне своего мало?
Татсуми присаживается на корточки, заглядывая в мои глаза. Терпеть не могу, когда так поступают. Я уже давно не маленький. Ты еще меня за руки возьми и скажи что-нибудь вроде «симпатяжечка». Но шинигами и не думал этого делать. Татсуми просто посмотрел на меня и погладил по щеке большим пальцем руки:
- Очень больно находиться в городе?
Честно говоря, такого вопроса я не ожидал. И осторожно кивнул. Эмоции Татсуми были для меня как за каменной стеной. Ничего. Абсолютная пустота.
- Ничего. Не долго осталось. Скоро мы вернемся, - он взъерошил мне волосы, поднимаясь. Улыбнулся Асато и сказал на прощание, - Тсузуки, через час на фонтане. Если Хисоке станет хуже… Принесешь его на руках. Нам он нужен.
И ушел, аккуратно затворяя дверь. Вот наглешь, подумал я, некоторые шинигами потеряли всякий стыд. Тсузуки сидел на кровати и смотрел на меня.
- Асато, если ты хочешь что-то сказать, то говори уже, - взорвался я. Он пожал плечами, и одеяло от этого движения сползло на живот. У меня едва дыхание не перехватило. Такой красивый. Яркие аметистовые глаза, лохматые темные пряди волос, спадающие на лицо. Точеный торс, сильные руки.
- Хисока, а я не знал, что у тебя голова болит от города. Я думал это от меня, - виновато проговорил он. – Почему ты мне ничего не сказал?
- Идиот, - покачал головой я. И осторожно присел на край постели. – Мне казалось это и так ясно.
- Хисока, - он опять по своему переиначил мое имя, рывком притягивая меня к себе. Я за сопротивлялся, но он сильнее меня раза в два. В конечном итоге я все равно оказался у него в руках.
- Тсузуки, отпусти, - возмутился я, но как-то вяло. Мне было так хорошо рядом с ним… Даже тот факт, что рубашка задралась выше живота меня не особенно волновал, я просто прикрылся уголком ворованного одеяла. Если откинуть голову назад, то затылок удобно ляжет на чужое плечо, что я и сделал, закрыв глаза. Как же приятно вот так просто сидеть с ним. Его теплое дыхание щекочет мне шею, его руки все сильнее прижимают меня к себе.
- Хисока, ты такой хорошенький, - он едва не замурлыкал. Я улыбнулся. Обожаю когда у него такое настроение. Он похож на огромного пушистого кота, облизывающего усы в сметане. Тсузуки, как настоящий кот лизнул мне шею.
- Эй!! Ты чего себе позволяешь?!! – дернулся я, открывая глаза. Но Тсузуки ничего не ответил, еще крепче стискивая меня. Еще немного подергавшись без особого успеха, я успокоился. А Тсузуки что-то напевал на ушко.
- Хисока, а кто тебе нравится?
Сначала я даже не понял, что он спрашивает. Хлопал ресницами, пытаясь собрать разбегающиеся мысли. Шинигами слегка куснул мое бедное ушко, и повторил.
- Хисока, кто тебе нравится?
- Мне? – я попытался оглянуться, но ничего не получилось. – А зачем тебе это?
- Ты такой симпатичный… Я боюсь, что ты выберешь не того, кто сможет позаботиться о тебе, - честно ответил он. Я представил себе его большие улыбающиеся фиолетовые глаза и улыбнулся.
- Ты боишься, что я люблю Мураки? – спросил я. И почувствовал, как он кивнул. – Я его ненавижу. Он отнял у меня жизнь… Как по-твоему я могу любить его?
- Любовь бывает очень странной, - чмокнул он меня в плечо.
- Идиот.
- Так кто этот счастливчик?
Я опустил голову. Внезапно стало очень-очень грустно. Тсузуки никогда не сможет быть со мной, ему нравится Татсуми, Ватари так же сходит с ума от синеглазого шинигами. Вакаба занята своими танцами. А я всегда один. Я схожу с ума…
- Хисока, что с тобой?
Наверное я побледнел. Защита с каждым днем все сильнее страдает от нападок города. Я не выдержу еще и этой ноши. Боги, как же я люблю Тсузуки!!! Ну почему я не могу сказать ему об этом?!!! Почему?!!
- Хисока, ты плачешь, - изумленно проговорил шинигами. Он быстренько развернул меня к себе и, прижав, начал успокаивать, гладя по голове. Опять эти слезы. Не хочу, чтобы меня жалели. Терпеть этого не могу.
- Тсузуки, пойдем, у нас задание.
Я слез  кровати, все еще чувствуя на щеках горячие капли и запах его тела. Кое-как оделся, пока Тсузуки заправлял постель. Боги, ну почему?!!
- Хисока! – я увидел как шинигами кидается ко мне. Потолок внезапно оказался перед моими глазами. Я хотел спросить, что случилось, почему мир качается, но не сумел. Яркие аметистовые глаза вспыхнули перед моим лицом, а потом мир стал угасать.
- Что за черт?!! – возмутился я, но никто не ответил…

0

8

Видим, ты стараешься...
Лапочка пиши еще быстрее... Я недавно наконец-то посмотрел ваши Дети Тьмы и был очень впечатлен тематикой мульта..
Мне понравилось все, кроме Гуче-синов.. Фигня какя-то.. То они видимые, то не видимые..

0

9

Ну разве не прелесть? Пиши дальше... старайся... потому что у тебя это выходит очень даже здорово. Молодец, нечего сказать.. :D

0

10

какое сокровище, прекрасно!!!Курто, замечательно. Я ещё хочу!!! Хисока здесь такой зайка!!!

0

11

Naico написал(а):

Хисока здесь такой зайка!!!

Стараемся.. Мне тоже он тут нравится.. Скоро тут такое начнется!!!

Crying Angel написал(а):

Ну разве не прелесть?

Это от души?

Haky написал(а):

Лапочка пиши еще быстрее...

Ты все-таки пересилил себя и посмотрел?.. Как я счастлива. Теперь у нас будет тема для беседы по телефону..
И... ты смирился с девчачьими капризами? А?..

0

12

Вот вам кое-что..

0

13


- Что с ним? – этот вопрос наверняка повторяют не один раз. Потому как в ответ доносится сдержанное рычание медсестры:
- Все нормально. Давление упало, вот и подкосило ребенка.
- Успокойся, Тсузуки. Он уже приходит в себя, - произнес знакомый голос. Я с трудом разлепил тяжелые ресницы. Все вокруг плыло в нехорошем тумане. Только яркие фиолетовые глаза выделялись среди всей этой неразберихи.
- Хисока-а-а, - закричал веселый шинигами, кидаясь мне на грудь. Своей тяжестью он едва меня не раздавил, вопя на ухо, как же хорошо видеть мен в сознании. Я скосил глаза, поверх плеча напарника. Татсуми усмехался, отводя взгляд, а Ватари разливал чай по маленьким кружечкам.
- Время чаепития! – оповестил длинноволосый блондин, подвигая ко мне кружечку на симпатичном блюдечке. Тсузуки уже успокоился и сидел рядом, сжимая мою ладонь. Как же кружится голова!! Я едва поднялся на локте и Ватари заботливо подхватил меня и усадил. Так намного лучше…
Оказалось, что я потерял сознание в своей комнате. Асато едва успел меня поймать и буквально на руках донес до больницы. Я спросил, а почему вы не обратились к Графу, а Татсуми, подправив очки заявил, что для нас временно не существует духовного мира. То ли там проводится какая-то глобальная проверка кем-то высшим, то ли что-то еще… Я так и не понял до конца.
- Тебя проверили и решили, что у тебя пониженное давление. Но на самом деле это не то, - Татсуми потер переносицу. – Я считаю, что ты почувствовал, как… Сегодня утром убили одного из нас. Помнишь парня, который работал с Вакабой? Мы нашли его мертвым на городской площади. Наверное, ты как-то отреагировал на это. И ушел в себя, спасаясь от боли. А давление… думаю, что организм пытался замедлить жизнь. Это не страшно.
- Хисока, пей чай. И шоколадку возьми, - медовым голоском предложил Тсузуки. Он как большой ленивый кот жмурился на солнышке. То есть улыбался мне, как единственному живому в этой палате. Я кивнул и молча выпил чай.

Не знаю, мне кажется все это дело мутным. С каких это пор мои способности так увеличились? Без прикосновений мне трудно установить эмпатическую связь, а этот парень никогда не пожимал мне руку и что-то вроде этого…. Так еще в момент смерти он находился на расстоянии около километра. А может еще больше. Странно все это.
Целый день меня преследовал Тсузуки, ходил по пятам, рассказывая, что когда он был маленьким его мама готовила вкусные пирожки. Жаль, что сейчас таких не делают. Я соглашался, хотя сладкое не люблю. Ватари бегал по дому, показывая всем и вся свое новое изобретение. Не найдя ни о кого восторга, он пожаловался Татсуми, что уйдет из такого несговорчивого коллектива. Тот только хмыкнул и посадил его рядом с тобой на диван. Ватари счастливо замолк, уснув на его плече, пока Татсуми читал экономическую газету.
Тсузуки, решив не упускать момент, отвел меня в частный ресторан. И, как это было не странно, мне он понравился. Там было мало людей, но те кто был создавали уютную атмосферу любви. В основном это были парочки за тридцать. Те, кто были уверены в своих половинках. Асато посадил меня напротив себя, заказав шоколадные коктейли.
- Хисока, как ты себя чувствуешь?
- Нормально, - я покрутил трубочкой в высоком стакане, прокручивая в сотый раз момент сегодняшнего утро. Дверь, я хочу выйти, крик шинигами, Тсузуки бросается ко мне, потолок перед глазами, непонимание и темнота. Определенно боли я не чувствовал. Я не был связан с этим парнем. – Тсузуки, тебе не кажется, что Татсуми темнит?
- Да нет. С чему бы ему лгать? – пожал плечами Асато, впиваясь в коктейль. Мне пришлось отвести взгляд, иначе он догадался бы о чем я думаю. Ну почему ему взбрело привести меня сюда? Тут так сильно пропитано любовью, что мне не остается места. Ну почему я просто не могу сказать ему, что… Я люблю тебя, Тсузуки! Люблю. Но сказать не могу…
Мысли скачут, а губы машинально втягивают сладкую смесь. Тсузуки заказал еще и мороженное, но я отказался. Почему Татсуми лжет? Что происходит там, в мире вечно цветущих сакур? Почему все шинигами спустились в мир живых? Ни на один из этих вопросов я не мог ответить. Асато болтает о чем-то, но я не слышу его. Любуюсь его изумительными глазами, покусываю трубочку коктейля.
- Ладно, идем.
Я встаю, оплачиваю счет. Первое, что я понял работая со своим напарником, это не оставлять у него деньги. Теперь он ходит со мной. Тсузуки огорченно окидывает взглядом полутемный зал. Уже вечер. Надо же, как быстро летит время. Пол дня в больнице, остальное шляясь по городу… Ручка двери ресторана удобно легла в руку. И тут же все вновь поплыло перед глазами.
- Ну что такое?!! – возмутился я, чувствуя, что Асато вновь ловит меня на руки. Боги, ну почему я все не скажу ему, что люблю это чудо с необычными глазами? Почему?... И вновь тишина и темнота перед глазами…

0

14

эх, ну почему все обрываетс яна самом интересном месте???

0

15

Закон подлости... я авторшу сейчас немного побью и она сразу напишет продолжение... eiv

0

16

Naico написал(а):

эх, ну почему все обрываетс яна самом интересном месте???

Если делать все так, как захотите вы... То читать это никто не будет.. Типа: я знаю, чем это закончится...

Crying Angel написал(а):

я авторшу сейчас немного побью

Я те дам!!! Обижусь и не буду писать...  :P

0

17

Seiline написал(а):

Если делать все так, как захотите вы... То читать это никто не будет..

Бу-бу-бу-бу!!! :P

0

18

!@#AS Ну все... Следующую главу вы пол дня читать будете!!!!!

0

19

Надеемся!!!

0

20

Вот ива я написала пару строк..


Сознание возвращалось еще медленней, чем в прошлый раз. Сначала появилось ощущение, что тебя прижимают к чему-то теплому и большому. Глаза прикрывали холодные чужие пальцы. Потом я услышал звук чего-то капающего. Как не закрытый кран. Медленно и надоедливо. Звук был глухим, словно капли падали на мягкую поверхность. Например, на штаны.
Время тянулось, как безвкусная старая жевательная резинка. Кто-то продолжал прижимать меня к груди, насильно закрывая глаза. Интересно, кто мог знать, что с закрытыми глазами легче держать щиты от мира всего, что бы не ощущать его боль? Ответа я не знал. Потом до мозга незаметно прокралось осознание, что по щекам что-то стекает. Сложив один плюс один, не трудно было догадаться, что это слезы. Значит, вот что падает на брюки… Не мои. Сырость я не чувствовал. А может, слезы падают на рубашку того, кто держит меня?
- Возьми его, он очнулся, - холодный как река голос прозвучал совсем близко от моего уха. Кто-то оторвал меня от чужого тела. Оказалось, что я руками вцепился в чей-то пиджак.
- Хи-исока, - вновь переделал мое имя шинигами. Я почувствовал, что одной рукой мне продолжают закрывать глаза, а второй прижимают к себе. Тепло…
Блаженство, что любимый рядом, счастье от того что он именно со мной, окутало меня с ног до головы. Боль стала уходить. Я обнял единственного, кто мне нужен был в жизни и с удовольствием осознал, что он целует меня в макушку. – Хисока, ну не плач…
Не могу, мой милый, не могу. Город давит на меня, как огромная бетонная крышка, из-под которой я не могу вылезти. Извини…
Лихорадочно отмотав назад свое время бытия, мозг исследовал произошедшее. Ресторан, деньги, лежавшие на голубой скатерти, дверная ручка. Непонимание, злость, руки Тсузуки. Яркая внезапная боль, оглушительный крик и… набросок перед глазами. Темнота.
Стоп!!! Верните к картине. И тут же перед мысленным взором встал рисунок. Явно детский. Желтое нереальное солнце, палочки зеленой травы. Красным карандашом нарисован папа (стрелочка и подходящая надпись «Dad») и маленькая девочка (соответствующая надпись «I»). Но не это привлекло меня. Нет, не сам рисунок. Где-то за синими облаками правильной формы наискосок висела надпись на японском: лепестки сакуры – 5679-7896. Явно тупым фиолетовым карандашом. И твердой мужской рукой. А потом я увидел яркую кровь, заливающую рисунок. А перед этим еще и крик…
- Хисока, - Тсузуки ухитрился погладить меня по голове, хотя как ему это удалось, я не понял. В комнате находилось трое шинигами, включая меня. Татсуми?
Сказать, что я был удивлен, значит ничего не сказать. Это у него я просидел на коленях уйму времени, пока приходил в себя, это он закрывал мне глаза, а потом передал Тсузуки, и именно он сейчас погладил меня по голове…
- Тсузуки, - я отмахнулся от его руки и открыл глаза. На миг мир покачнулся, последние капли упали с ресниц. Я вновь держал все свои щитики. Целехоньки. Татсуми сидел рядом на стуле, обняв бедрами спинку и сложив руки на перекладину. Прямоугольные очки блестели при свете лампы. Он улыбнулся, в прочем, мне это наверняка показалось.
- Татсуми, что происходит? – я не стал задавать наводящие вопросы и спросил в лоб. Он приподнял бровь.
- А что происходит?
- Почему я теряю сознание? – начиная закипать переспросил я. Тсузуки ласково подул мне на волосы, крепче обнимая. – Только не говори, что опять кого-то убили.
- А что если я скажу это? – Татсуми внимательно посмотрел на меня, двумя пальцами привычно поправляя оправу очков. – В тот момент, когда ты упал, убили еще одного юношу из нашего отдела. На этот раз в библиотеке. И при нем мы нашли это.
Я не удивился, когда он протянул мне из кармана тот самый рисунок. Только в реале он был немного смят и чуть менее красив. Тсузуки заглянул в листок и закусил губу.
- Сакура? Татсуми, а причем здесь это?
- Тсузуки, иногда ты меня удивляешь. Неужели не понятно? – синеглазый шинигами покачал головой, пряча улыбку в очередном жесте с очками. – Сакура + убийство = Мураки. Как вы правильно заметили, он остался жив.
Мы так и остались сидеть на стуле. Тсузуки, нервно выдыхая мне в макушку, а я разбираясь со своими желаниями. Первое, что пришло в голову, свернуть челюсть нашему эконому, второе, успокоить напарника, третье, немедленно найти и уничтожить доктора. Немного успокоившись, я рассудил, что пункт первый невозможен – меня перехватят и отправят спать, второй – будет выглядеть очень подозрительным, особенно если учесть, что я сижу на его коленях и даже не пытаюсь слезть, третье – меня точно отправят сидеть с Ватари, разыскивая необходимые заклинания. Поэтому, я просто нахмурился и прошипев что-то сквозь зубы, вылез из объятий Тсузуки. Я не могу признаться тебе…

Татсуми весь ужин читал заметки из различных наблюдений по всей Японии. Убийства, естественно, совершались почти каждый день, но… Мы за один день потеряли двоих наших сотрудников. Если верить рассказам впечатлительного Ватари и всхлипывающему киванию Вакабочки, то парням жутко не повезло. Первому хладнокровно перерезали горло чем-то тонким, похожим на струну, а второму, оставив яркий засос на шее, проткнули сердце. Медицинской иглой длиной в восемь сантиметров. Она вошла полностью в тело, но Татсуми отказывался показывать ее. Тсузуки кусал губы, и его большие фиолетовые глаза наполнялись слезами. Хотя он не плакал. Просто грустно смотрел на нас, не забывая запихивать в себя лучшие кусочки десерта.
Как я и опасался, меня все же отправили спать, после того, как я наливая в стакан холодной воды, уронил его. Голова закружилась. Это из-за того, что за этот день я дважды открывался городу.
Тсузуки пошел со мной. Вежливо запихнул в ванную, а сам остался снаружи. Извиняюсь, но водные процедуры я принимаю один. Он долго ныл за дверью, пока я споласкивал с себя усталость, грязь и злость на мир. Закутавшись в махровое полотенце, я наконец вышел к нему. Он одарил меня теплым взглядом и подхватив брыкающегося меня на руки, уложил в постель.
- Хисока, подожди меня здесь. Мне нужно побриться.
Он последний раз улыбнулся и скрылся за дверью. Я успел за все это время: переодеться в пижаму, причесать волосы, проверить всех в доме на настроение, напороться на глухую ментальную стену Татсуми, послушать музыку через стенку с Вакабой, полистать книжку детектив, неизвестно как появившуюся на моей тумбочке. Все это время он «брился». Через столь длительное время он вышел совершенно счастливым. Он был слегка мокрый, волосы блестели и пахли моим шампунем, зубы сверкали чистотой, а он сам благоухал знаком гелем с полочки. Я приподнял брови, узучающе его осматривая.
- Тсузуки, ты куда собрался?
- К тебе, - он прыгнул на постель, сразу закопавшись под одеялом и притягивая меня к себе.
- Эй!! – я попытался его отпихнуть, пару раз даже ткнул под ребра, но все равно, он обнял меня так, как хотел. Кажется, он начинает привыкать к моему присутствию. От него исходила волна удовлетворения и мягкости, как от большого пушистого кота. От наглого, фиолетовоглазого кота!! Но, вопреки своим мыслям, я был рад его настырности. Рядом с ним я чувствую себя легко… до тех пор, пока на горизонте не появляется платиновый красавец Мураки. В этот момент, находится рядом с ним очень опасно. Опасно для психического здоровья. Волны раздражения и обиды исходят от него, переполняя все пространство. Это больно. А еще больнее бывает только когда он начинает говорить. Приходится заклепываться во все свои щиты и надеется, что они выдержат такой удар. Если сейчас появится доктор, я не вынесу. Город и так понизил мою защиту до детского уровня, а еще и эта встреча…
Мне заранее страшно. Очень страшно. Только Тсузуки шепчет что-то в затылок, тихонько посмеиваясь. Наверное, это не очень важно.
Он лежит рядом со мной, он обнимает меня за талию, шепчет что-то ласковое, смеется. За окном смущенно светят звезды. Спокойная звездная тихая ночь. За стенкой раздаются легкие переливы скрипки, последнее время Вакаба очень на нее подсела. Ватари как-то проболтался, что она встречается с тем самым скрипачом, которого мы недавно спасли. Всего год назад… Как же это давно!! А кажется, прошло всего несколько дней.
Я засыпаю, твердо упираясь спиной в грудь Тсузуки. Пока что он будет со мной. До тех пор, пока ему не удастся вновь растопить лед нашего синеглазого. Тогда я вновь останусь один… И тогда я сойду с ума…
Но впереди еще целая ночь. Целая ночь… Я могу вдыхать запах тела любимого, могу наслаждаться его прикосновениями, могу бурчать сколько мне в голову влезет, а он все равно будет спать. Целая ночь спокойствия и счастья.

   

Пока с вас хватит.

0


Вы здесь » Unusual world » Фан - Фики про Анимэ » Я схожу с ума (ДТ)