Unusual world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Unusual world » Фан - Фики про Анимэ » Я схожу с ума (ДТ)


Я схожу с ума (ДТ)

Сообщений 21 страница 40 из 166

21

и еще несколько...


Утром, когда солнце едва-едва подняло свое пушистое личико, Вакаба ворвалась в нашу комнату. По ее темным кучерявым волосам струились синие ленты, глаза сверкали как молодые и свежие скорлупки каштана.
- Мальчики, подъем!!! – закричала она с порога, распахивая створки окна. Тсузуки недовольно заворочался, закутывая меня и себя в теплое одеяло, скрывая глаза от лучиков утреннего неба. Мне пришлось его расталкивать и насильно разжимать пальцы на моей пижаме. Фух, наконец-то я слез на пол, пальцами откидывая волосы с лица.
- Вакаба, что случилось? – зевнул мой напарник, с сонным видом оглядывая наши фигуры. Я выскочил за дверь ванной, чтобы причесаться и почистить зубы. И уже оттуда донесся звонкий голос нашей общей красавицы:
- Шеф просил поторопиться и выехать сейчас же в прелестное местечко за городом. Одевайтесь, мы едем на машине Татсуми.
Удивляться, что у нашего эконома еще и машина есть, сил с утра не хватало. Мы выскочили на улицу, запихались в БМБ, и поехали. На вопрос, почему бы нам просто не переместиться, меня пожурил синеглазый шинигами:
- Хисока, мальчик, подумай. Мы живем сейчас в людском мире без поддержки сверху. Как ты думаешь, нас очень легко вычислить, если мы будем пользоваться нашими силами? – Татсуми ловко повернул руль, сворачивая на проселочную дорогу. Я заткнулся и закрыл глаза, облокачиваясь на Тсузуки. Он обнял меня, так что я почти лежал у него на коленях. Ватари сидел впереди, около нашего эконома, подправляя волосы в зеркало заднего вида. Татсуми чуть скривил губы в улыбке, но промолчал.
Ехали мы довольно долго, я успел заснуть под легкое пение Вакабы. Мой напарник согревал мою спину, глаза отказывались открываться… Эта машина просто чудо!! Так ловко объезжать лужи, не трястись на проселочных дорогах. Мы подъехали к какому-то дачному особнячку, отделанному в старом японском стиле. На пороге нас встретили мужчины в легких кимоно, подпоясанных узким поясом.
Дом казался подозрительно знакомым. Я помню его запах, хотя уверен, что не был здесь раньше… Татсуми что-то коротко шепнул Ватари, и тот увел за собой Тсузуки. Я пошел за экономом.
- Хисока, иди сюда, - он приоткрыл тяжелую дверь, загораживая мне обзор спиной. Я подошел, чувствуя, как сохнет во рту. Неприятное ощущение, будто должно произойти что-то нехорошее.
Но за дверью оказался лишь большой белый стол и высокие стулья со спинкой. И никого.
- Садись, скоро он подойдет, - улыбнулся Татсуми, закрывая за собой дверь. Я остался в одиночестве…
Комната казалась неимоверно большой и чисто белой, будто мы снова там, среди распускающихся сакур. Смотреть на нее было больно, глаза слезились, поэтому я просто уставился на свои руки, удивляясь, что они до сих пор так хорошо выглядят. На мой взгляд они должны быть в порезах, от острой бумаги, от вечных прикосновений к предметам, по которым я определял, где находится той или иной человек, по его остаткам мыслей. Люди для меня – открытая книга, но я не люблю их читать. Это приносит страдание, а потом вносит и ненависть к себе. К миру. К жизни.
Я очнулся оттого, что на плечо опустилась тяжелая ладонь. Обернувшись, я увидел незнакомого светлого мужчину, примерно одного возраста с Татсуми. Он сел рядом на стул, положив подбородок на сомкнутые пальцы.
- Извините, - мне пришлось заговорить первым, потому как молчание затягивалось, а я не мог испытать этот пристальный взгляд темных глаз. Даже не берусь описать их цвет, это не реально. Он еще раз оглядел меня, и тихо произнес:
- Мое имя Страх, - я услышал его низкий голос эхом в моих мыслях. Он тоже эмпат? Или просто телепат? – Нет, бери выше. Я один из Проводников. Тех, кто связывает мир смертных и духов. Ваши и наши миры.
- Я тоже мертвый, - возразил я, сухо облизывая губы. Я слышал его голос в голове, а он даже не разжимал губ. Но в тоже время я не уловил ни одной эмоции, ни одной лишней мысли. Он говорил только то, что хотел говорить. И было страшно, потому как ни один из шинигами так не может. Или ты позволяешь читать себя, пряча лишь некоторую часть сознания, или ничего… А он же говорил со мной так, будто для него мысленная речь была как для нас обычная. Только слова, без сопровождения оттенков настроения и чувств. Пустота. Лишь тихий голос в сознании. Это страшно.
- Нет. Ты всего лишь шинигами. Смертный с бесконечной продолжительностью тела. До тех пор, пока не устанет душа, - он потрогал свой острый нос указательным пальцем. А потом вдруг комната поменялась. Она стала деревянной, а я сидел на удобном диване рядом с ним… Ужас сковал мои движения, когда я взглянул в его лицо. Он был похож на Мураки. Платиновые волосы, белоснежная одежда, насмешливый изгиб тонких губ, алые серьги-звездочки, светлые серые глаза. Он наклонился ко мне, проводя рукой по волосам, и усаживая к себе на колени. Я не мог пошевелиться.
- Это твой Страх, - тихий спокойный голос отдался среди бушующих мыслей. Я моргнул, и вновь оказался на стуле с высокой спинкой, а рядом сидел тот незнакомец, и все еще продолжал смотреть на меня темными глазами. В тот момент, я сравнил их с плодородной землей, а в следующий миг они были похожи на блестящую смоль. Его глаза менялись с каждой моей мыслью.
- И какой смысл моей встречи с вами? – спросил я, чувствуя как холодеет в груди. Он слегка улыбнулся, но эта улыбка не растворилась во взгляде. Он оставался таким же равнодушным, как и несколько минут назад.
- Ты должен разобраться в своих мыслях, перед встречей с твоим Страхом. Не со мной, - добавил он, целуя длинную прядь пепельных волос. Мне показалось, или в начале разговора они были золотистыми? – Иначе ты потеряешь себя. Или еще хуже, свою цель. Ради чего ты живешь?
Я хотел ответить, ради мести, но его темные глаза меня остановили. А ведь правда. Ради чего я продолжаю работать со своими напарниками? Ради чего охочусь на платинового красавца? ... То что было, уже не исправишь, месть дела не решит. Зачем же я здесь?
Поток нескончаемых мыслей застал меня уже в деревянном коридоре. Навстречу вырвался Тсузуки, вопя, что там, на самой большой кухне в мире, есть ТАКИЕ вкусные пирожки с яблочной и вишневой начинками, что я просто обязан их попробовать…

0

22

.. я так вижу.. никого не интересует продолжение... Эх.. Я на вас обиделась..  :sorry:

0

23

Почему? :( Я хочу!!!

0

24

Я только сегодня все прочитала! Ну Seiline ты мастер. ТОлько Хисоку как-то жалко, бедняжка все страдает! А цузуки бестыдник...в хорошем смысле этого слова! :)

0

25

Ну, сестренка, мое мнение ты знаешь.. Молодец! Как говорит наш общий знакомый (больше твой, конечно), ты - УМНИЧКО!!

0

26

Crying Angel написал(а):

ты - УМНИЧКО!!

Узнаю его подчерк... Спасибо..

Буря написал(а):

А цузуки бестыдник...в хорошем смысле этого слова!

Ага.. я так себе его и представляю..

[Грешник написал(а):

]Почему? :( Я хочу!!!

Да?.. А вы не пишете отзывы.. я думаю, даже не читаете..
Обидно...

0

27

Seiline
Когда увидим продолжение?

0

28

Сегодня буду печатать..

0

29

мне такую производительность как у тя!

0

30

Ну... знаешь, не надо ленится!!!! Вот, смотрите сколько я накатала:


Когда я уже сидел сытый на мягком диване, мысли в голове не давали покоя. Этот мужчина со странным именем Страх, меня настораживал. Его дурацкий вопрос требовал ответа, а я его не находил. Зачем живут люди? Да просто живут… Радуются каждому мгновению, смеются с любимыми…
Последнее слово зацепило тонкую струнку в сердце. И глаза сами нашли аметистовое чудо, что сидело напротив, раскачиваясь на стуле и болтая с веселой Вакабой. Наша единственная девушка в отделе, если не считать скромных близняшек, словоохотливо дергала себя за курчавые локоны и напевала новомодную песенку. Очевидно, песня была на итальянском, поскольку не одного слова я не узнал, и перед взором встали апельсины и танцующие загорелые люди. Тсузуки подпевал ей, иногда фальшивя, но мне все равно очень понравилось. Как же я его люблю!! Но так боюсь его отказа…
Ватари что-то строчил в блокноте записывая ответы нашего Татсуми. Синеглазый мужчина изящно поправлял очки и предельно четко отвечал ему. Наверное, он улыбался между пальцев, но на все сто процентов я не утверждаю. Татсуми вообще редко улыбается.
Мысли сразу отвлеклись и сосредоточились на нашем заместителе. А что если у него тоже было тяжелое детство? Например, его родители заставляли мальчика работать, отец хотел, что бы парнишка пошел по его стопам. И маленький Татсуми потерял веселое детство, превратившись в занятого человека. Для него работа это все. И жизнь тоже.
Я не разу не слышал, чтобы у него была девушка или (что навряд ли) парень. На мой и тсузукин взгляд у синеглазого шинигами вообще не было личной жизни. Только Ватари надеялся хоть как-то разобщить его. Длинноволосый блондин сновал рядом, развлекал его своими шутками, веселился просто так, вызывая редкие усмешки эконома. Ватари всегда был поблизости, при каждом удобном случае садился рядом, прижимаясь к нему, ему нравилось спать у него на плече, когда Татсуми читал газеты. Вот бы Тсузуки тоже бы так поступал. Я не могу сделать первый шаг… Я слишком сильно его люблю. А вдруг он отка… Нет, не нужно думать об этом!!
Вот и сейчас Ватари напрямую клеился к синеглазому. Судя по тому, как изогнулась татсумина бровь, он спросил что-то личное. Татсуми что-то коротко ответил, и блондин засиял. А сам эконом нахмурился. Ватари подсел к нему, едва ли не залезая на колени, обнимая за шею и что-то зашептал в ухо. Татсуми нахмурился еще сильнее. И покачал головой…
Бедный блондин, я бы не перенес, если бы мне отказывали почти каждую неделю. Но Ватари будто бы и не заметил, продолжал что-то шептать, и даже чмокнул в гладко выбритую щеку Татсуми. Синеглазый глубоко вздохнул, и снял очки, растирая переносицу. Они перешли на английский. А потом счастливый блондинчик так и задремал на шее возлюбленного. Татсуми тоже откинулся и очевидно заснул.
Тсузуки продолжал петь дуэтом с Вакабой. Зачем живут люди? ... Зачем живу я?
Может для того, чтобы тонуть в этих больших фиолетовых глазах? Для того, чтобы видеть эту улыбку? Для того, чтобы слышать этот приятный бархатный голос? Я живу для того, чтобы танцевать с моей любовью? Существую, чтобы чувствовать его руки у себя на талии? Его теплое, почти обжигающее дыхание над ухом? … Я живу, чтобы любить Тсузуки?
Безнадежная тоска охватила мое сердце. Я влюбился в эти красивые аметистовые глаза, но я не смогу быть рядом, потому как Тсузуки любит Татсуми. Ну почему?!!! Почему я просто не могу признаться ему в своих чувствах, а потом будь что будет?!!! Я трус!! Ты идиот, Хисока Куросаки!!! Идиот!!!!
Внезапно Татсуми открыл глаза и рывком стащил меня с дивана. Надо же, а мне казалось между нами метра три…
Он бросил меня лицом на пол, больно выкручивая руки. Я охнул, и ткнулся носов в ворсистый ковер. Тсузуки закричал:
- Эй!! Что происходит?
- Тсузуки Асато, оставайтесь на месте. Сейчас все прояснится, - Татсуми придавил меня коленом, заставляя выгнуться. Затянул мне руки за спиной своим поясом брюк. И поставил на ноги, крепко держа. Ничего не понимаю… Нет, я догадывался, что Татсуми очень строгий, но… Стоп, что я сделал?!! Я же просто сидел на диване!!
- Татсуми, что сделал Куросаки? – спрашивает сонный Ватари. Его голос абсолютно спокоен, он протирает глаза пальцами и недовольно смотрит на меня. Как будто это именно я стащил эконома с эго кресла.
- Хисока, мальчик наш, ты хоть представляешь, что ты творишь? – медовым голосом спросил Татсуми Сеиширо, встряхивая меня за плечи. Я покачал головой, пытаясь не прикусить себе язык. Он стоял позади меня, и я мог спокойно наблюдать вытянутые лица нашего отдела. – Хисока, - тем временем он продолжал, - Хисока, ты знаешь, чей это дом?
- Нет, - тихо произнес я. Запястья жгло, наверное он по случайности передавил мне поток крови. Скоро пальцы посинеют. – Татсуми, мне больно.
- Потерпи, - он снова меня встряхнул. Да что это такое!! Что, черт побери происходит?!!! Я ничего не понимаю!!
- Хи-и-исока, - протянул Тсузуки, грустно глядя на меня. Волосы постоянно лезут в глаза, когда Сеиширо встряхивает меня. Достал!!
- Куросаки-сан, может ты объяснишь, что происходит? – Татсуми оторвал меня от пола, и поставил на заботливо придвинутый Ватари стул. Вакабочка, ну хоть ты на моей стороне? Но девушка сердито смотрела на всю нашу компанию, наверное, тоже недопонимает. Как и я.
- Татсуми, мать твою, - сдержанно прорычал я, безжалостно прикусывая свой язык, когда он вновь меня встряхнул. – Что это такое?!!! Что я сделал?!!!
- А ты не знаешь, - он усмехнулся. Очки в дорогой оправе блеснули, напомнив мне платинового красавца. Тот точно так же усмехался, стоя под кровавой луной. Убью, сволочь!!!
Я дернулся, а меня вновь встряхнули. Это уже надоедает…
Потом в груди вновь больно резануло, когда я увидел фиолетовые глаза. Тсузуки сидел на стуле и грустно на меня смотрел, жалостливо вздыхая. Он даже не пытался вырвать меня из рук этого психанутого эконома. Он просто наблюдал… И мне стало холодно. Холодно от его взгляда… Он меня не любит. И никогда не полюбит. Я идиот…
Татсуми вновь и вновь тряс меня за плечи, а я молчал и смотрел на Тсузуки. Руки точно посинели, их обжигал лед в венах. Мне было уже все равно. Он меня не любит…
- А-ааа!!!! – закричала Вакаба, падая на пол и сжимаясь в клубочек. Ее руки дернулись к груди, словно ее сердце пыталось выпрыгнуть. Тсузуки упал следом за ней. По его щекам текли слезы… Это меня добило.
Ватари охнул и осел на ковер без сознания. А Татсуми успокоился и снял меня со стула. Быстро развязал руки и прижал к себе.
- Все нормально, спокойно. Все хорошо, только успокойся. Мы тебя все очень любим, все будет просто чудесно. Сейчас Тсузуки встанет с пола и принесет вкусные пирожки, мы все вместе выпьем чаю… Ты только успокойся…
Я никогда раньше не слышал от него таких слов. За один какой-то миг он стал… домашним. Он гладил меня по спине, шептал теплые слова и противный комок в горле проходил. Краем глаза я видел, как наш отдел поднимается с пола, перешептываясь. Ватари плакал. Он обнимался с темненькой девушкой, и плакал. Тсузуки вытирая слезы недоуменно прижимал правую ладонь к сердцу, очевидно проверяя его наличие. Мои руки жгло жидким огнем, их кололо маленькими иголками. Но это было на втором плане. Я видел только плечо эконома и эти чудесные фиолетовые глаза напарника. Тсузуки приблизился к нам, и забрал меня к себе. Прижал, усадив на колени. Я первый раз в жизни не сопротивлялся и даже слова не сказал. Только спрятал свое лицо у него на груди, позволив себе расслабится. Все хорошо, все будет нормально, разве не это говорил мне Татсуми?
- Что это было? – подала слабый заплаканный голос Вакаба, гладя светлые пряди Ватари. Он никак не хотел отделяться от нее. Татсуми подправил очки своим фирменным жестом.
- Я понял, почему наши шинигами становились такими беззащитными. Хисока последнее время весь на нервах, он постоянно о чем-то размышляет и это разъедает его душу. Мы прожили в городе всего несколько дней, а его щиты ослабели так сильно, что находится в большом обществе ему противопоказано. Поэтому Граф и предложил временно переехать в этот дом. Личный особняк одного из проводников, господина Страха. Он любезно предложил свою помощь, и даже изъявил желание пообщаться с маленьким эмпатом… Хисока Куросаки очень переживает из-за чего-то… И в этот момент шинигами могут почувствовать его. Он передает им свои чувства, потому как сам он с ними справиться не может. Так ему легче.
Татсуми замолчал, глядя на меня. Его взгляд леденил мою спину. И я покрепче обнял Тсузуки.
- Наверное, вы сами чувствовали, как кружится голова и начинает болеть сердце. Он передавал свои чувства всем в округе, до кого мог дотянуться, разделяя с нами свои переживания. Те парни, которые погибли, оказались самыми слабыми. И они стали невнимательными. И кто-то сумел использовать это…, - синеглазый шинигами строго посмотрел на нас и продолжил. – Хисока сильный эмпат, и это еще раз было доказано, правда на грустных опытах. Этот дом, особняк господина Страха, имеет свою собственную ментальную защиту. Находясь в нем нельзя почувствовать ни чужые мысли, ни самому передать ничего. Дом начисто отрезан от внешнего мира. И сегодня Хисока вновь попытался передавать свои мысли. Я заметил, как начинает щемить сердце и просмотрел все собранные заранее факты. И решил провести эксперимент. Хисока Куросаки, простите меня, но это был чисто научный опыт, - он пожал плечами. – И моя гипотеза была верна. Сегодня Хисока смог дотянуться только до нас, а его переживания настолько сильны, что… ну, вы сами оценили всю их мощь. Мне пришлось прервать его, поставить на него свои блоки, иначе бы кто-нибудь из вас не выжил, взяв на себя большую часть. Ватари, это скорее всего был бы ты.
- Угу, - буркнул блондин, отстраняясь от девушки. Вакаба чмокнула его в плечо, когда он поднялся на ноги. Тсузуки раскачивал меня, сильно обнимая. И в этот момент мне больше ничего не нужно было.
- А теперь всем спать. Уставшие завтра вы только мешать будете, - Татсуми чуть ли не лично проводил нас до спален на втором этаже. Спать пришлось на полу, по древним традициям. Но я быстро заснул, и еще долго во сне чувствовал горячее дыхание в спину. Тсузуки снова спал рядом. И впервые мне было наплевать, спит ли он со мной из жалости, или просто так.


А вам слабо?

0

31

Круто! Я абажаю парочку Ватари и Татсуми, ну просто абажаю! :)

Seiline написал(а):

Он бросил меня лицом на пол, больно выкручивая руки. Я охнул, и ткнулся носов в ворсистый ковер.

я уж думала Татсуми совсем озверел и ... вобщем хорошо, что все закончилось благополучно!

И я не ленивая, я просто болею, я все воскресенье с кровати встать не могла!

0

32

[Грешник написал(а):

]я уж думала Татсуми совсем озверел и....

... у меня в голове вообще такие строки вертелись.. именно это самое так хотелось напечатать... вот так, при всех..
Эх... чтож я так..

Спасибо за комплимент, жду мнения остальных.. Прода есть, а выставлю когда еще кто-нибудь напишет..  :P

0

33

Seiline написал(а):

Татсуми придавил меня коленом, заставляя выгнуться. Затянул мне руки за спиной своим поясом брюк. И поставил на ноги, крепко держа.

Я думала, ща яой будет! )))
Клево! Тока запутано слишком для моего мозга!

0

34

:O Почему?.. Эй, если я что-то непонятно пишу, вы мне говорите.. Я ж увлекаюсь..

0

35

Seiline
Что случилось с Хисокой в момент, когда они все попадали. У него эмоциональный взрыв внутри?

0

36

Ну.. У него слабая защита..
нервы на пределе, и чтоб хоть как-то освободиться, он..
Впрочем, ты как всегда права!!  hert

0

37

Seiline
Когда продолжение будет!?

0

38

Э-э... У меня есть глава. Только она маленькая...
Я тоже экзамены сдаю, надо готовиться..
Завтра первым будет физика..

0

39

Если вы так желаете... могу выставить маленькую часть...

Типа, компенсация морального ущерба, за ожидание..


- ХИСОКА!!!! – меня разбудил безумный крик почти над ухом. Кто это еще?!!
Спросонья я резко сбросил с себя покрывало, и скатился на пол, группируясь для броска на противника. Недавно шеф Каноэ научил меня сражаться не только на мечах. Кто-то охнул, а я удивленно открыл заспанные глаза, вглядываясь в лицо противника. Это отказался Тсузуки, покорно лежащий подо мной, и боящийся взять меня за плечи. Оказалось, что спал я в одних боксерах… Мда, я облизал сухие губы, не в силах отвести взгляд от фиолетовых глаз. Он очень красивый!!
- Эээ, ты не мог бы слезть с меня? – он похлопал черными густыми ресницами и мне пришлось слезть. Протирая глаза руками, я зевал. – Хисока, там завтрак… ты так долго спал, что я уже начинал беспокоиться…
- А сколько сейчас? – спросил я, стараясь сильно не краснеть и по возможности быстро натягивать брюки. Не получилось, я упал. Пришлось одеваться на полу.
- Хисока, сейчас пол одиннадцатого, - не успел я удивиться своей сонливости, как он добавил. – Ты спишь уже второй день подряд. Татсуми сказал, что это нормально, ты очень устал, - Тсузуки мило пожал плечами, улыбаясь мне и даже не отворачиваясь… Ну почему?!!! Почему я так краснею…
Он вывел меня в коридор, ведя на кухню. Там уже собирались все остальные.
Живой человек, это как маленькая статуэтка, вокруг которой кружатся кольца настроения, мыслей и эмоций. Эти кольца сталкиваются с друг другом, создавая невероятные сочетания. Обычно очень легко читать человека, когда он испытывает сильные чувства. Гнев, ярость, жалость, любовь… Для этого не нужно вникать в самого человека, его мысли скользят у самой поверхности, даже на лице. Легкая мимика губ, бровей, глаз.
Так и я читал многих. Например, Ватари сейчас прямо-таки излучает сильную симпатию к Татсуми, разливая зеленый чай по кружечкам. Вакаба снова напевает песню, наверняка думает о ком-то, о ком-то любимом. Тсузуки смеется, хотя на самом деле смотрит только на торт посреди стола. Татсуми, как всегда, закрыт от меня на все двери. Его настроение можно прочитать только по спокойным синим глазам и благодарному жесту блондину.

День прошел вполне нормально, я погонял в саду с металлической палкой, тренируясь с господином Страхом – он решил показать мне пару приемов. В конечном итоге он победил и мы долго-долго лежали на густой траве, любуясь голубым небом. Затем нас снова накормили и мне позволили прогуляться по окрестности.

Весенняя погодка щедро одела листвой молоденькие деревца и они так привольно шуршат над головой. Тонкие ветви хрустели под ногами, и я шел в густую рощу, утопая в собственных соображениях. Интересно… Значит, как только я начинаю думать о Тсузуки, другие шинигами страдают. И именно я убил тех двоих. Их кровь на моих руках…
Я шел до тех пор, пока лбом не нащупал сильное деревце. Удар оказался сильным и я упал бы на спину, не окажись кого-то позади. Он-то меня и подхватил.
- Спасибо, - по привычке поблагодарил я, а потом до меня дошла нехорошая мысль. Это кто ходит за мной по пятам в полной глуши? Резко повернувшись, я застыл не в силах даже охнуть. Передо мной самым наглым образом лыбясь стоял наш платиновый красавец.
- Очень удивлен нашей встречей, - он изящно качнул головой, что белые пряди упали на лицо. Я опалил его своим взглядом. – Вижу меня здесь не очень-то и любят…

0

40

Мурашка пришел??!!! :)
Клёво! Жду не дождусь, когда Хисока все таки дотумкает, что надо действовать(я про Цузуки!)

Отредактировано Буря (2007-05-26 07:31:35)

0


Вы здесь » Unusual world » Фан - Фики про Анимэ » Я схожу с ума (ДТ)