Unusual world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Unusual world » Фан - Фики про Анимэ » Я схожу с ума (ДТ)


Я схожу с ума (ДТ)

Сообщений 161 страница 166 из 166

161

Думаю нет..

Ну, дети, начинаем снова писать фики!! Ибо вы вообще обленились!!
Я тут набросала кое-что, жду бетту..

3 часть.
...
Сижу. Серый пепел с сигарет крошится на пол.
Ксо, а ведь это был мой любимый ковер. Ну да ладно.
Ория сидит рядом, у моих ног. Делает мне масаж.
Вроде все хорошо, а что-то... не так. Вроде.
Из головы все никак не идет этот дурацкий сон, который привиделся мне неделю назад. А ведь вроде мне он второй раз не снился, беспокоится-то не о чем, чего ж так зацепило за душу... Ксо, опять обжегся.
-  Подай еще одну.
Ория протягивает сигареты со стола. Я зажигаю, но пока не курю. Пытаюсь бросить. Иначе от иллюзорного бессмертия придется отказаться. Когда кровью кашлять начну.
- Кадзу, ты голоден? - взгляд карих глаз целует мои щеки.
- Нет, посиди еще.
...
Поцелуи. То жесткие, то совсем еще невинные. Ория по-разному умеет.
Постель - разврат любви. Опустошение.
У него белая кожа, чистые длинные черные волосы чистых кровей. Он в моем вкусе. У него нет веснушек. Он взрослый и умеет по-настоящему трахаться. Знает, когда и что нужно сделать, чтобы завести мужчину и заставить его кончить. Он не смущается, когда подходишь к нему со спины во время заката, ныряя правой рукой в складки кимоно, отыскивая самое чувствительное местечко.
Он не ребенок. Это главное.
...
Сизый дым тихо тает в комнате. Доигрался. Теперь даже дышать не чем.
- Ория, открой окно.
Он встает, вытягивается струной у окна. При таком освещении его кожа выглядит просто превосходно.
- Можешь передать мне мою Матильду?
Динноволосый самурай чуть удивленно оборачивается и передает мне одну из моих кукол. Не самую любимую.
У нее нет таких совершенных голубых глаз, нет кудрявых светлых волос. Да и одета она довольно простенько. Но...
Руки осторожно забирает из чужих объятий дорогое дитя. Сажаю на колени: раздается характерный звук шуршания многочисленных юбок и оборочек, тонкие ножки чуть свисают по обе стороны моей ноги.
Бедняжка. Мастер хотел изобразить взрослую девушку, но у него не вышло. Темные, почти черные, но с легким оттенком зеленого, глаза смотрят очень грустно, словно вот вот заплачут. У нее выпремленные волосы светлого каштана, густые но не длинные. А серый плащ, который на ней надет, заставляет меня только разачарованно покачать головой.
Я купил ее совсем недавно. Проходил по улочки маленького городка в Италии и увидел ее на витрине одного из бедных маганзинчиков. И не смог пройти мимо нее. Хозяин магазинчика рассказал мне, что эта кукла у них уже давно, чуть ли не с открытия, но никто так и не заинтересовался ей. Такие куклы как она уже не в моде - в свое время мастер вырезал ее из розового дерева и покрыл лаком с красками. Сейчас же их делают либо из фарфора, либо из твердого пластика. Меня заинтересовали только глаза - он смотрелись так необычно, что напомнили мне глаза Тсузуки. Слишком печальные и взрослые для своего тела.
И я купил ее.
Ории кукла очень понравилась. Он сказал, что она более живая чем остальные.
Меня же она просто заинтересовала.
- Матильда, - большие пальцы рук соскользнули с безупречного личика и плавно опустились на маленькие застежечки на плащике. - Бедняжка.
Ория заворожено смотрит на меня. Может его заводит мой вид с куклой на коленях? Хм, нужно об этом задуматься. Хотя это слишком даже для меня...
Пальцы быстро и ласково стягивают с девушки плащ, серый как и погода сегодня.  Под ним оказывается белое белое платице с узким корсетом и множеством оборочек. Нет,  ты задохнешься в нем. Снимаю и его. каждый бантик нужно развязать, каждую пугвичку растегнуть.
- Мураки...
Перевожу взгляд чуть влево. На колнях сидит он и жалобно смотрит на куклу. Приходится чуть улыбнуться и сказать:
- Не бойся, ничего плохого я с ней не сделаю. Просто в этом платье она задохнется. Ей нужно другое.
С этими словами достаю свой пакет. В нем, в красивой розовой оберточной бумаге завернуто легкое, воздушное голубое платье. И туфельки на невысоком каблучке.
Да. ЯТолько это ей и подойдет.
Эта одежка одной из моих старых кукол - Верны. Она разбилась, когда я увлекся игрой с Тсузуки и Хисокой. Но я сохранил ее платье. Думал, что не пригодится, ведь кукол из розового дерева больше не делают. Но... Жизнь, она странная.
- Вот, держи.
Куол можно только передавать и дарить. Их нельзя одалживать, выбрасывать и подавыать. Они... как дети, только сломанные. Не живые. Как память, которую нужно только хранить.
Он берет ее на руки, словно свою невесту. Так же бережно и ласково.
- Нравится? - чуть прищуриваю глаза, наблюдая за ним.
- Да, - он восхищенно потрогал дорогую ткань и оценил туфельки.
- Влюбился, - я откинулся на спинку кресла, в котором сидел, наблюдая за легким румянцем на щеках самурая.
- Да нет, но...
- Мне нравится, как ты к ним относишься.
- Но они такие красивые... как можно по другому? - он смущенно улыбается, качая на руках маленькую девушку.
- Ория, какой же ты маленький.... Надеюсь, скоро до тебя дойдет, что любить в кукле можно не только внешность.
Маленькая девушка на руках у мужчины легонько кивнула головой. А может, мне показалось. Или Ория нечаянно качнул ее.
...

0

162

ВАЙ.... Огромное спасибо за такого Мурочку... Именно такого, какого я и люблю...
Сказать нечего - хочется продолжения..

0

163

мммм....как здорово! )))

0

164

Ну.. еще один отзыв, и будет вам прода.
Чего-то меня тож на Мурку потянуло..
Мдя..

0

165

Чего-то я не вижу моего долгожданного отзыва, а терпение кончается, поэтому выкладываю проду.
Кстати, Бурька, ты помнишь, что ТЫ - моя бетта? Посмотри...

......
Иногда мне кажутся очень странные вещи.
Даже для меня.
Я могу проснуться ночью, когда вроде бы темно, но на улице все прекрассно видно, потому что в комнате гораздо темнее. Я могу открыть глаза и любоваться совершенным потолком одного из моих домов. А иногда, я просыпаюсь и вижу, что плачу...
Не знаю почему, не знаю зачем, иногда я слегка подрезаю кожу на своей левой руки и смотрю на кровь.
Правда, что быть влюбленным тяжело? Тогда почему все просто мечтают влюбиться?
...
- Иди сюда, Ория, - я глажу простынь рядом со мной и он ложится. Он - совершенство. Совершество тела и... равнодушия.
Мне так кажется. И поэтому я протягиваю ему свою сигарету.
- Закури, - на мои слова он сначала никак не реагирует, а потом послушно обхватывает мягкими губами белую в темноте бумагу. Щелк, огонек алеет на самом кончике. Он затягивается.
И я его целую. Пытаясь языков затолкнуть этот дым подальше, поглубже...
...
Интересно, я болен?
...
Скальпель в руке удивительно легкий. Мне нравится его привычная форма, так резко отличающаяся от других ручек. Скальпель, единый, целый кусочек стали в моей ладони, сильно греет мое сумасшедшее настроение.
Мне даже хочется смеяться.
- Я люблю тебя...
...
"Нравилось ли тебе трахаться с Хисокой?" - спросите вы меня однажды. Кстати, по-моему, кто-то уже спросил. Кажется, Ория.
Точно, он спрашивал подобную глупочть, когда я спокойно наливал чай своей соседке, Лайне, маленькую кружечку чая. У нее такие мягкие натуральные волосы и такой дикий и детский взгляд, что я не удержался и приобрел ее у одного из поситетелей борделя Ории.
- Нравилось ли мне его  трахать? - на секунду задумался я. - Наверное, нет. Он мелкий, истеричный и совершенно не умеет получать удовольствия от жизни. Даже после смерти, - засмеялся. Ория покачал головой, подыгрывая мне и как будто незаметно выливая чай из кружечки моей соседке в отдельный чайничек.
- Милая, ты уже выпила? - прошептал я, осторожно касаясь ее волос. Не хочу, что бы он подумала, что я к ней пристаю. - Налить еще?
- Ей хватит, - мягко отстранил меня Мибу, и положил свою узкую ладонь на мою руку. - Ты мне еще не до конца ответил на вопрос.
- Да? - отпил из всоей кружки. Уже остыл, а наливать другую порцию не хочется. - Ты все про етого эмпата?
- Да. Я слышал, у него проблемы со своими силами.
- Интересно, откуда ты-то все знаешь, - ухмыляюсь я, отставляя в сторону холодный чай. - Хорошо, я расскажу тебе. Когда я трахал этого светловолосого мальчишку, я думал о том, что я лишаю его девственности. Что именно я, а не Тсузуки, первый раз вошел в него. Я думал о том, в какую злость падет Асато, когда увидет "своего" маленького в крови и полностью отраханного. Я думал о том, что Курасаки после меня не сможет прикоснуться ни к одному мужчине. Я мечтал о том, что у Хисоки никогда не встанет на фиалковые глаза, потому что он прекрасно будет помнить, что именно я с ним делал, что именно ради него он продался мне как последняя шлюха, потому что эти фиолетовые глаза принадлежат только мне, только мне...
- Паршиво, - Ория подсел поближе, взял мою правую руку и принялся покрывать ее своими поцелуями. До тех пор, пока я снова мог говорить. И тихонько спросил, положив свою головку мне на колени, чтобы я мог перебирать его угольные пряди раз за разом.
- А почему ты тогда вытащил его из подвала? Если так хочешь стереть его?
- Хм, - я закусил губы, собираясь со словами. - Потому что он напомнил мне Катрин. Знаешь, у меня была такая куколка. Маленькая, беспокойная. Всегда портила мне настроение, когда поподалась на мои глаза. А потом она потеряла ручку. И мне так жаль ее стало. Она же не виновата, что она была сделана из чего-то мягкого, похожего на паролон вещества, и что ее так любил таскать соседский кот. Тогда я помыл ее, выстирал, одел новое платье и посадил на диван - там кот не мог ее достать. И знаешь, она стала такой милой... И такой грустной. Глаза  пустые-пустые. Хисока почти такой же стал.
- И ты подумал, если подлечишь его, он станет лучше? - засмеялся Ория, согревая мои ноги своими прикосновениями. - Глупый. Люди не похожи на кукол.
- Как знать... как знать...
...
Курю. Опять этот дурацкий сон. Чем же он меня так цепляет?
В чем смысл этих снов? В ЧЕМ?!!!
...

0

166

Ну... Пока все где-то насаются творю непотребства..

...
Огонь. Вокруг полыхает огонь. И я не знаю, где спрятаться.
Мне кажется, что меня преследуют. Кто? Да откуда я знаю?!! Простро бегу, а вокруг все сыплется красным пеплом. И удушливый дым настойчиво дергает за горло. Садист.
Бегу. Хватают за руки, выворачивают, валят с ног. Дышать уже просто вообще нечем. Огонь пожирает меня... Пока не я не слышу сладкий умирающий голос:
- Не умирай. Не умирай... пожалуйста.
И кто-то плачет на коленях надо мной. И слезы его иссушают океан этого ненасытного пламени.
- Кто ты?
- Любимый... не умирай...
...
Просыпаюсь в холодном поту.
Не нравится мне это. Совершенно. Ни холодный пот, ни этот странный сон. Это адское пламя и эти слезы... Меня вводит в недоумение.
...
- Кадзутаки Мураки. Мое имя Кадзутаки Мураки, - повторяю я серому клерку на своей новой работе. Надоело, он даже на бейджике не то напечатал. Если бы не его ужасные татуировки на руках (и как только он вообще посмел нанести этот ужас рядом с прекрасными пальцами) я бы уже давненько встретился с ним темной ноченькой под единственной алой луной. А так... Придется терпеть его тугодумность.
- Да, конечно.
Протягивает мне сегодняшний список пациентов.
- Спасибо, - сцеживаю яд в подготовленную баночку. Теперь можно начать спокойный день. Если бы не вечерняя смс от Ории, я бы до позна задержался, делая перевязки и снимая швы. Но ТАКОЕ игнорировать нельзя. Мне и совесть не позволит, а уж моя персональная куколка и вообще.
"Приезжай скорее. Фиолетовый фломастер закончился". Да уж. Как тут не приедешь.
"Уже в пути" - отправляю я, скидывая белый халат и одевая плащ.
...
Хирург по жизни и по настроению. Ну, познакомимся?
Меня зовут Кадзутаки Мураки. Рад встречи.
...
- Ория, - едва переступаю порог, черноволосый самурай стягивает с меня рабочую одежду и пытается по-быстрому натянуть белоснежный свитер.
- Там холодно. Будь осторожен.
- Конечно, - запахиваю пальто и встряхиваю короткими волосами. Мибу ловит мою руку и целует.
- Пожалуйста, будь осторожен...
- Ория, я всегда осторожен, - улыбаюсь его наивности и целую в высокий лоб. - Я приду завтра, не беспокойся.
- Да, - он кивает и смотрит мне вслед, сколько это возможно.
...
- Карандаш. Или фломастер? Всегда трудно выбрать, - сетую я, разрываясь между двумя прекрасными цветами. Покосился на нее. Но она мне не ответила. Лишь безучастно смотрела в потолок. Ну, вообщем оно и правильно, ведь если ты не шинигами, мертвые не разговаривают.
Обхожу комнату и нахожу интересный листок бумаги: на нем кто-то писал о котлетах, лежаших в холодильнике. Ничего, сойдет.
- Ну, давай, - яростно провожу две прямые на собственной руке. Ногтями. Cопостовляю. По толшине больше походит на карандаш. - Ну ладно, ты опять выиграл, негодник, - смеюсь.
И наискосок черчу непослушные буквы абсолютно тупым карандашом.
"Лепестки сакуры - 5679-7896". Получилось красиво.
- Молодец, хоть какая-то от тебя польза.
Подхожу к дамочке.
- Милая, так тебе завтра подать кофе или чай?...
...
Летят листья. На улице тепло, но выходить из дома совершенно ни куда не хочется.
Совершенно.
Поэтому наслаждаясь прохладой чистых простыней и легкими прикосновениями черезвычайно удобного Ории, я задумчиво курил одну из подарочных сигарет. Она была какой-то слишком длинной и сладкой, но сегодня мне показалось, что я имею полное право издеваться над своим организмом. И поэтому закурил.
К тому же по каким-то причинам эта сигарета показалась мне сексуальной.
...
Вам когда-нибудь приходят в голову не подходящие мысли о предметах, для которых вы, почему-то, находите место в представлениях о сексе?
...
- Здравствуйте, распишитесь, - регистрационные листки меня особенно доканывают. Под взглядом растаевшей служащей расписываюсь и ухожу. Делать мне больше нечего в подобной больнице, где... не верят в меня. Мусор. Все подобные больницы и лечебницы просто мусор, который возомнил себя чем-то большим.
На улице небольшой ветер, но мне даже нравится, как нежно он трепет мои волосы и как пафосно развевает подол белоснежного плаща.
Когда я впервые увидел Тсузуки... я плакал. От счастья, от полноты чувств.
Столь красивого и совершенного ЕГО я никогда не видел. Это был подарок небес, ниспославших это чудо.
Это аметистовое чудо!
...
- Я люблю вас!
- Я тоже!
Не правда ли глупо читать подобные строки в каком-нибудь дешевом романе.
Мои строки, которые я с удовольствием вспоминаю, лежа в постели с очаровательным существом, были сказанны самому прекрасному чуду на просторном корабле моей марионетке.
...
- Добрый вечер, Тсузуки-сан. Я надеялся встретить вас сдесь, - я стоял напротив него, держа в руках роскошный букет роз. - Этот сорт называется "Красная Королева". Я выбрал их специально для вас.
- А??
- Красные розы символизируют страть, - под мои слова он укунулся в дивный аромат цветов и я не смог удержаться, продолжив. - Надеюсь, подо мной вы расцветете так же прекрасно...
...
Кусаю губы в нерешительности.
Да, со мной это тоже случается.
- Я могу помочь вам? - красивая девушка-консультант ловко подбежала и застыла на расстоянии, почтительно улыбаясь.
- Да, кажется, можете.
Я наклонил голову, стараясь чтобы искуственный глаз заслоняли волосы.
- Помогите мне выбрать подарок для чуда, - я улыбнулся ей в той же вежливой манере.
- Это девушка или парень? - поинтересовалась она.
- Это бог для моей души, - великодушно пояснил я. - Парень.
- Тогда я могу порекомендовать вам эти часы ручной работы, - она показала мне творение редкого гения в ювелирном искусстве. Этот легкий метал платины и изумительный циферблат из цельного камня аметиста полностью поглотил мое сознание.
- Я беру.
Ория утвердительно кивает. В отличие от меня его интересует лишь качество работы, а не красота.
- Хороший выбор, Кадзутака.
- Спасибо, - улыбаюсь и целую его. Девушка чуть сдавленно охает и протягивает упакованный подарок.
- Держите.
Ория смеется и качает головой.
- Вы ошиблись, девушка. Покупает он, а не я.
- Но...
- Этот подарок не для него, - улыбаюсь я, пряча часы в кармане плаща. - Этот подарок для самого прекрасного похитителя сердец...
...
Моему господину - Тсузуки Асато.
...

0


Вы здесь » Unusual world » Фан - Фики про Анимэ » Я схожу с ума (ДТ)